Лилипут-лакомка

Вот формула относительности массы. Лаконично и четко она говорит о том, что с чрезмерным многословием пояснялось выше.

2016-02-21 12-37-58 Скриншот экрана

Релятивистская масса m (то есть «движущаяся» мас­са для «неподвижного» наблюдателя) здесь сравнивает­ся с массой покоя m0  (то есть с массой, которую измерил неподвижный относительно нее наблюдатель, на­пример я, взвешивающий свой леденец). Можно без особого труда подсчитать, для кого мой леденец весит обещанные десять килограммов. Подставив в формулу соответствующие цифры, получим ответ: для наблюда­теля, который движется относительно меня со скоро­стью 299 999 997 километров в секунду (если считать скорость света равной точно 300 000 километров в се­кунду).

Неужели бывают такие расторопные «наблюдате­ли»? Позволив себе очередную некорректную фантазию, вообразим лилипута, сидящего верхом на каком-нибудь протоне из космических лучей, проносящихся мимо мо­ей ладони. Лилипут — сластена, ему ужасно хочется схватить мой леденец и отправить в рот. Но сделать это ему в две тысячи раз труднее, чем если бы леденец летел рядом с ним. Потому что для него масса леденца увеличилась в две тысячи раз!

Лилипутов-лакомок, увы, не бывает. Зато протоны, несущиеся в космических лучах с подобными скоростя­ми, встречаются нередко. У неподвижного протона мас­са 1,7 • 10-24 грамма. А у движущегося в космических лу­чах она возрастает для нас, землян, в те же две тысячи раз. Когда физик, лакомый до научных открытий, захо­чет поймать частицу космических лучей в какой-нибудь прибор, он помнит о релятивистском увеличении массы. Иначе ничего не выйдет, частица не поймается.

Тот же эффект обязательно учитывают, строя уско­рители заряженных частиц. Современные ускорители — это машины, в которых полновластно распоряжается физика Эйнштейна.

Так законы теории относительности подтверждаются опытами. Сегодня они стали совершенно неотъемлемой частью экспериментальной физики быстрых движений и высоких энергий.