Пахом и Федот

Сперва я объясню вам смысл того, от чего дальше предстоит отказаться. Слушайте очередную сказку.

Пахом и Федот пошли на охоту. Увидели зайца, прицелились, выстрелили. Заяц упал. И охотники по­спорили— кто в зайца попал.

 - Мой заяц! — кричит Федот.— Он ведь упал одно­временно с моим выстрелом!
 - Одновременно?
—  Да-да! — уверяет Федот.—Одновременно!
 - Значит, его убил не ты, а я,— объявляет Па­хом.— Закон природы!

Кто прав? Пахом. Если выстрел — причина, а смерть зайца — следствие, то оба эти события произошли за­ведомо не одновременно. Пусть даже пуля Федота ле­тела сколь угодно быстро, она не могла быть сразу «тут и там» —в ружейном дуле и заячьем боку. Причина обязательно предшествует следствию. То, что происхо­дит одновременно, не связа­но причинной связью.

Но одновременность «привязана» к самой быст­рой причинной связи.

Вообразите, что Пахом и Федот забрались в фанта­стический роман и стреляют на сверхгигантские расстоя­ния — с Земли попадают в зайцев-марсиан. Опять убит заяц, опять идет спор. Заявление Федота об одновременности его выстрела с падением марсианского зайца на этот раз выглядит диковато (как, впрочем, и весь пример). Однако Пахом относится к Федотовым словам доверчиво, но тем не менее снова вспоминает закон причинности и заключает, что зайца убил не Федот. Другое дело — выстрел Пахома. Он прогремел на мгновение раньше смерти зайца и стал причиной охотничьей удачи.

В этих весьма несерьезных мысленных эксперимен­тах мы занимаемся очень серьезным делом — вводим классическое понятие одновременности. И, обратите внимание, не можем обойтись без сколь угодно быстрых сигналов. Раз уж Пахом выстрелил на неуловимо ма­лое мгновение раньше Федота, то Пахомова пуля за это самое мгновение перелетела с Земли на Марс. И не только на Марс. С тем же успехом мы можем послать эту пулю на Солнце, на Сириус, в другую галактику — куда хотите. Для узаконения всеобщей одновременности сигналы должны мгновенно проскакивать любые сверхгигантские расстояния.

В классической физике такое предположение неиз­бежно. Там всемирная вездесущая одновременность обязательно привязана к бесконечно быстрому сигналу. Не будь этого — одновременность размажется, станет неопределенной и неизмеримой.