Проворная тень

Тут же, впрочем, я не откажу себе в удовольствии задать вам очередной каверзный вопрос: что быстрее — свет или тень? Ответ неожиданный: тень. Это как буд­то противоречит сказанному выше. Но — судите сами.

На Земле стоит вещь, вполне доступная нынешней технике,— прожектор, освещающий Луну. Узкий свето­вой поток расширяется и создает на Луне пятно, покры­вающее от края до края весь лунный диск (его диаметр 3476 километров). У прожектора есть затвор, вроде фо­тографического. Его шторка за тысячную долю секунды перекрывает световой поток. Ясно, что тень шторки бу­дет двигаться по Луне со скоростью, превышающей скорость света.

Как же быть с запретом Эйнштейна?

А никакого запрета нет.

Вспомните-ка: запрет касается движения тел, пере­носа энергии, сигналов — того, что служит мостиками между причинами и следствиями. Ведь предельность скорости нужна лишь для соблюдения причинности. Тень же — не тело, тень не имеет энергии, бег тени не способен служить сигналом.

Пусть некие обитатели Луны вздумали с помощью тени известить о чем-то своих коллег на противополож­ной стороне лунного шара. Чтобы исполнить замысел, они вынуждены послать просьбу на Землю: закройте, пожалуйста, затвор прожектора. Просьба полетит не быстрее света. Землянин-прожекторист закроет затвор, и «обрубленные» лучи, несущие на своих концах тень, полетят к Луне со скоростью света. Словом, выигрыша нет. Было бы выгоднее не прибегать к услугам тени, а то получается вроде путешествия с Арбата на Таганку через Невский проспект.

Вообще говоря, обогнать свет нетрудно. Всякого ро­да теням и проекциям в мире Эйнштейна не возбра­няется двигаться как угодно быстро. Иногда кажется, что какое-нибудь из этих явлений можно использовать для сверхбыстрой сигнализации. Молодежь, впервые знакомящаяся с теорией Эйнштейна (особенно студен­ты), вступает порой в бурные дебаты на эту тему. Но при тонком анализе всегда торжествует эйнштейновская точка зрения — сверхсветовой сигнализации нет и быть не может.

Ну что ж, кажется, правила движения в мире Эйн­штейна изложены. Свету там разрешается лететь всегда с одной и той же скоростью; равномерные и прямоли­нейные движения все равноправны и неотличимы от по­коя, который, в свою очередь, неотличим от прямолиней­ного равномерного движения. Понятия «раньше», «поз­же», «одновременно» приобрели свойство быть в опре­деленных пределах относительными; сигналам и дейст­виям запрещено двигаться быстрее света.