Зебра в зрительной трубе

Майкельсон смотрит в трубку и, слегка поворачивая одно из зеркал, настраивает прибор. Поле зрения ста­новится полосатым, как бок зебры. Что это за полосы?

Это картина интерференции. Свидетельство того, что светом можно гасить свет.

2016-01-28 12-50-53 Скриншот экрана

Там, где видна темная полоска, находятся сразу волновые горбы от одного пучка и впадины от другого. Горбы сложились со впадинами, впадины с горбами — и волна исчезла. Свет пропал. Там же, где полоски светлые, наоборот, горбы волн обоих лучей совпали, впадины тоже, размахи световых колебаний увеличились (физик сказал бы — возросла амплитуда), свет усилился. Тем­ная полоска переходит в светлую, светлая в темную и т. д. Вот и вышел в окуляре прибора «бок зебры» — картина интерференции.

Пока плита прибора неподвижна, лучи-«пловцы» от­стают друг от друга все время на одинаковую дистан­цию. Картина интерференции не меняется. Полосы не­подвижны, «зебра» в зрительной трубе стоит на месте.

А что произойдет, когда Майкельсон начнет вращать плиту? Эфирный ветер, если он существует, будет по-разному задерживать световые волны в перпендикуляр­ных пучках. В одном их движение обязательно ускорит­ся, в другом замедлится. Горбы и впадины, приходя­щие в трубку, сместятся. А значит, сместится и весь ряд темных и светлых полос. «Зебра тронется в путь».

Там, где один из лучей совпадет по направлению с эфирным ветром, запаздывание волн-пловцов станет максимальным. Наоборот, запаздывание волн в перпен­дикулярном луче будет в это время минимальным. И по­лосы в зрительной трубе сдвинутся на наибольшее рас­стояние. Словом, если есть эфирный ветер, при повороте плиты полосы обязаны перемещаться.

Вот она, цель эксперимента: увидеть и измерить сме­щение интерференционных полос при вращении плиты. Обнаружить это смещение — значит, обнаружить эфир­ный ветер! Поймать неуловимый эфир!