Катастрофа в парке

Незадолго перед этим две подружки, храбрая Аня и робкая Таня, гуляли в Измайловском парке. Они бе­седовали о том о сем, а потом решили покататься на русских горках.

— Здорово! — восклицала Аня, когда тележка ка­тилась вниз.

 - Только немножко страшно! — говорила Таня и прижималась к подруге.

 - Не трусь! — подбадривала Аня.

И когда тележка поднималась, осмелевшая Таня отстранялась, чтобы, однако, вновь прильнуть к Ане на очередном спуске.

Обратите внимание на подчеркнутые слова. В них — суть.

Вдруг все вокруг неуловимо переменилось (это был тот самый момент, когда мой рогатый собеседник ли­шил мир удивительности и приказал тяжелым телам па­дать быстрее легких). Тележка полетела вниз гораздо стремительнее, чем раньше. Таня испугалась пуше прежнего, теснее прижалась к Ане. Из-за этого тележка помчалась еще скорее, потому что Аня и Таня, соеди­ненные вместе, стали тяжелее, чем каждая по отдель­ности. Ведь обнявшись, они падали бы с большим уско­рением, чем порознь. Так невесть откуда появилась у тележки дополнительная кинетическая энергия. Нару­шился закон сохранения энергии! Несколько взлетов — и тележка вознеслась в небо, порвала оковы земного тяготения, устремилась куда-то в сторону Луны. Пе­чальна судьба Ани и Тани!

Быть может, убедительнее цирковой пример.

Двое акробатов прыгают на батуте. С некоторой вы­соты они падают в обнимку, а, оттолкнувшись от упру­гой сетки, летят вверх порознь. После дьявольского при­каза ускорение падения циркачей будет больше, чем за­медление подъема — в первом случае тяжелая масса акробатов увеличена за счет инертной, во втором, на­оборот, инертная увеличена за счет тяжелой. Каждое падение быстрее, чем подъем. При каждом падении акробаты получают прибавку конечной скорости, следо­вательно, и кинетической энергии. Значит, каждый подъем выше, чем предыдущий. Попрыгав таким обра­зом, циркачи пробивают купол и улетают к звездам.

Похожие невероятные события в мире, «лишенном удивительности», произошли повсюду. Везде нарушился закон сохранения энергии, воцарился хаос. Природа буйствовала. Планеты сошли со своих путей, звезды раз­брызгали свое вещество. Вселенная взорвалась, погибла!

Все это я смог вам описать только потому, что на самом деле ничего подобного не было. Да и не могло быть, несмотря на колдовское могущество сатаны (Честно говоря, изложенный преступный «мысленный экспери­мент» довольно искусствен: кроме непропорциональности тяжелой и инертной масс, он требует сохранения их суммы. В силу привнесения этого дополнительного предположения, нельзя утверждать, что пропорциональность тяжелой и инертной масс есть следствие одного лишь закона сохранения энергии. В рамках классики эта пропорцио­нальность — непонятная случайность). Ибо никаким чудодейством нельзя лишить природу ее неисчерпаемой удивительности.