Куда залетит копье

Через двадцать строк вас ждет сообщение еще об од­ном чуде природы. Чтобы легче понять его, сделаем физ­культурную разминку — займемся метанием копья.

Я разбежался по зеленому полю стадиона, сосредо­точил волю в резком броске — и копье летит вперед. Дальше, выше!.. Ниже... Упало. Далеко оно пролетело? Для нашей космической эры — не очень. Если метров на 100, значит, я мировой рекордсмен.

А хорошо бы закинуть копье прочь от стадиона, ки­лометров этак за сто, за тысячу, вообще куда-нибудь в бездну Вселенной. Как вы думаете, много силы надо иметь для этого?

Да почти совсем не надо. Любой ребенок способен на такое, если только он предварительно уберет с до­роги помехи движению копья.

Главных помех немного— всего две. Первая — Земля. Она влечет к себе брошен­ное копье (так сказал бы Кеплер) и заставляет его в конце концов упасть. Вторая помеха — воздух, кото­рый тормозит копье. Вот и все. Уничтожьте Землю и воздух — и от малейшего толчка ваше копье улетит куда угодно.

Здесь мы и столкнулись с очередным чудом при­роды. Для неискушенного в физике человека оно, пожа­луй, еще удивительнее, чем чудеса тяготения, действую­щего через пустоту, и одинаковой ускоренности пада­ющих тел. Ведь загадка тяготения видна сразу, посто­янство земного ускорения легко заметить по упавшим с карниза сосулькам. А неуничтожимость начатого дви­жения никак не увидишь: все в нашем мире, где невозможно «убрать с дороги» Землю и воздух, тормозится и падает.

Древние мудрецы думали поэтому, что дви­жение брошенного камня происходит потому, что его проталкивает вперед воздух, окружающая среда. Так же, как удав проталкивает проглоченного кролика.

Хитро? Не очень. При таком объяснении совсем не­понятно, почему же копье, летящее в воздухе, тормо­зится.

В действительности разогнанное копье летит само, если не встречает помех, летит, ничем не подталкивае­мое, как угодно далеко — по прямой линии, с постоян­ной скоростью.

Но все-таки почему бы копью, летящему в пустоте вдалеке от планет и звезд, не остановиться вдруг или, наоборот, разогнаться, свернуть по дуге, завертеться по какой-нибудь спирали, кувыркнуться? Что заставляет его держаться прямого пути, сохранять скорость? По­степенно сложилось такое мнение.

Копью, как и любому другому физическому телу, присуще свойство инерции, которое и олицетворяет это универсальное стремление всех тел к сохранению покоя или равномерного прямого движения. Копью «все рав­но», покоится оно или движется. Оба состояния для него равноценны. И благодаря своей инерции оно бережно хранит каждое.

В фразах, которые вы только что прочитали, изло­жен знаменитый закон инерции. О нем догадывались многие мыслители — и гениально многогранный Лео­нардо да Винчи, и Галилей, и французский философ Рене Декарт.

Но только великий английский ученый Исаак Ньютон до конца понял его значение, назвал его первым законом механики и поставил в основу этой об­ласти физического знания. В конце главы мы к этому закону еще вернемся. А потом и в конце книжки.