Разбор поединка

Произошло доказательство того, что вес боксеру со­всем не обязателен. Бывший тяжеловес победил, сбро­сив все свои килограммы! Почему же? Может быть, у победителя лучше развиты мышцы?

Это нетрудно проверить.

После боя, отходив обессилевшего легковеса (а луч­ше, разумеется, до боя, чтобы оба спортсмена были свежими), вы даете им по эспандеру — пусть посорев­нуются в растягивании тугой резины. И выясняется, что оба они могут растянуть эспандер одинаковое число раз. Значит, мышцы у них развиты одинаково.

Ради строгости допустим, что, кроме того, вы про­верили быстроту их спортивной реакции, стратегические навыки, тактические приемы, опыт, даже, если хотите, умственные способности. Во избежание придирок, ого­воримся еще одним невероятным условием: наши бок­серы дрались в рыцарских латах и поэтому с одинако­вой болезненностью переносили удары равной силы (дабы не давать легковесу преимущества, известного по стихотворной строке из «Василия Теркина»: «Хорошо, что легок телом, отлетел, а то б конец...»).

Так, буквально все качества боксеров, кроме веса, оказались как будто одинаковыми. А во время боя рав­ным — нулевым — был и вес.

В чем же, в конце концов, было преимущество быв­шего тяжеловеса?

Его преимущество — в инерции, в том самом свой­стве сохранять покой или прямолинейное равномерное движение, которое положено Ньютоном в основу механики. Инерция ведь у разных тел разная.

Больше инер­ция — значит, тело медленнее реагирует на толчок или напор, а если уж движется, то крепко держит скорость и быстрее рушит преграды.

Об этом и свидетельствовала картина боксерского боя. Бывший тяжеловес посылал удары, от которых бывший легковес вертелся, кувыркался и отскакивал. Наоборот, от весьма сильных наскоков бывшего легко­веса противник только слегка покачивался.

После боя нельзя было сказать традиционное «победил сильней­ший» (оба одинаково сильны). В невесомости не годи­лись и слова «победил тяжелейший». Надо было объявить: «Победил инерционнейший».

Разумеется, печальный исход поединка можно было предотвратить, если бы вы не ограничились лишением боксеров веса, а еще и заранее учли инерцию каждого из них. Можно было измерить инерцию до боя?

Можно.

А как? Как вообще измерить инерцию?

Поставлен вопрос, который имеет в физике исклю­чительную важность. Перед ответом — еще одно заме­чание. Оно хоть и не ново для внимательных читателей, но должно их немножко запутать, сбить с толку и вместе с тем дать верное направление мысли. Вот какое заме­чание.

Инерция действует всюду, в любых условиях, в любых состояниях. Она неотделима от тела — будь то сосуль­ка, дождевая капля или целая планета. Она — не то, что вес, который может быть, а может и не быть. По­тому что невесомое тело тоже обладает инерцией — не­даром мы уничтожали Землю вместе с ее тяготением, когда швыряли в космос копье, полетевшее затем по инерции, или устраивали поединок невесомых боксеров, в котором победил инерционнейший.

Это замечание и должно вас запутать. И вот по­чему.

В кажущемся противоречии с тем, что сейчас было сказано, инерцию тела проще всего определить с по­мощью взвешивания.