Рекорд под вопросом

На стадионе — состязания спринтеров-землян. Судьи отметили рулеткой стометровку, сверили свои сверхточ­ные секундомеры (все измерительные приспособления были заранее сравнены с эталонами из Всемирной па­латы мер и весов). И вот — выстрел, старт, щелчки се­кундомеров. Рванулась восьмерка бегунов. И спустя не­сколько секунд—бурный финиш.

Судьи на стадионе единодушно фиксируют победу человекоподобного робота Клиотти... Это— внук Клио! Чемпион пробежал стометровку за семь и две миллион­ных секунды. Абсолютный мировой рекорд! Прежний рекорд, установленный на Земле, был чуть-чуть хуже.

На стадионе ликование. Победителя обнимают, ка­чают.

Однако некоторые болельщики, наблюдавшие забег издалека, с трибун у оси космической карусели, не со­гласны с оценкой судей. По их мнению, соревнование проведено неверно. Во-первых, дистанция бега отмече­на с ошибкой — на ничтожную долю миллиметра короче ста метров. Во-вторых, время, за которое Клиотти про­бежал дистанцию, на столь же крошечную часть секун­ды больше, чем заявили судьи. А раз так, то никакого абсолютного мирового рекорда нет. Клиотти, хоть и по­бедил, но не вышел в абсолютные чемпионы.

Надо сказать, что болельщики, сидящие у оси, сде­лали свои оценки отнюдь не на глазок. Они распола­гали точнейшими угломерными инструментами, идеаль­ными сверхсекундомерами. Вы, сидя рядом с ними, тща­тельно проверяли их измерения. Клио, находясь на оси, тоже проверял и сам все измерял. Точность оценок, та­ким образом, была гарантирована. С другой стороны, на стадионе измерения тоже были исполнены безуко­ризненно.

И вот шум, волнения. Болельщики с оси кричат:

— Эй вы, там, внизу! Сапожники! На мыло!..

Судьи хранят олимпийское спокойствие, но постаревший и поумневший Клио, обрадованный победой внука-чемпиона, возмущен:

— Самих вас на мыло! Не знаете теории относитель­ности!..

И на этот раз Клио прав. Болельщики у оси напрас­но нервничают. Несмотря на справедливость своих оце­нок, они зря обвиняют судей в ошибках. Никаких оши­бок нет, рекорд установлен по всем правилам. А спор возник по прежней, уже традиционной для этой книж­ки, причине: не учтены особенности системы отсчета.