Жуки-физики в футбольном мяче

 Вот небольшое сомнение.

Можно подумать так. Обман Людмилы, предприня­тый Черномором, удался благодаря исключительно плавному, строго равномерному ускорению ракеты. Не­равномерное ускорение — тряска и толчки — немедлен­но указало бы, что ракета движется. Удар, встряска — значит, нарушился относительный покой в мчащейся комнате, что тотчас отметят и механические и оптиче­ские приборы, да и человеческие ощущения.

Верно. Людмилу насторожили бы толчки. Возмож­но, она догадалась бы, что дело неладно, потому что с детства привыкла к постоянству земного тяготения.

Но это отнюдь не подрывает вывода, сделанного Эйнштейном. Ибо привычка к постоянству тяготения — чисто житейская. Нам с вами, не космонавтам, никогда не случалось, сидя на стуле, вдруг почувствовать, что тяжесть стала меньше или больше (во время землетря­сений, наверное, ощущение похоже, да еще в лифте, в самолете; но там-то мы наверняка знаем, что дви­жемся).

Физик же, заключенный в закрытой ракете, ощутив толчки, должен заглушить в себе голос привычки. Тогда он вправе дать два совершенно противоположных объяснения. Или произошло изменение ускорения. Или толчок вызван изменением силы тяжести. И опять-таки никакими опытами, никакими измерениями он не сумеет отдать предпочтение одному из этих вариантов.

Вообразите физическую лабораторию, устроенную внутри футбольного мяча. Крошечные лаборанты (на­пример, какие-нибудь фантастические жуки или му­равьи) не знают, что происходит снаружи. То ли мяч скачет по полю под ударами игроков (тогда толчки и перегрузки вызваны ускорениями), то ли мяч неподви­жен, но в нем происходит пляска тяготения (тогда толч­ки вызваны быстро меняющимися силами тяжести).