Что равно нулю?

Как шел Фридман к своей теории, придется умол­чать. Уместен лишь упрощенный пересказ логической канвы.

По Эйнштейну, из системы десяти мировых уравне­ний, написанных для Вселенной с «киселем» вещества (равномерным космологическим субстратом), удается извлечь одно. Левая его часть представляет собой про­изведение двух математических выражений, правая же, как положено в любых уравнениях, есть нуль. С на­чальных уроков алгебры вам известно: когда произве­дение равно нулю, обязательно равен нулю один из со­множителей. Вопрос заключается в том, какой именно. Какой сомножитель приравнять нулю?

Тут-то Эйнштейн и сделал выбор между движением и неподвижностью, отдав предпочтение последней. Он приравнял нулю тот из сомножителей, где содержалась величина, связанная со скоростью изменения средней плотности мировой материи. И отсюда, с помощью кос­мологической постоянной, извлек свою модель стацио­нарного замкнутого мира, ту самую, что оказалась по­том шаткой и ненадежной.

Фридман же, допустив в принципе нестационарность Вселенной, приравнял нулю другой сомножитель. И по­лучил целый класс новых, неожиданных решений. Все они представляли собой математические функции, из­меняющиеся с течением времени.

Здесь законен вопрос: а какого времени? Ведь если материи во Вселенной позволено двигаться, то, надо думать, и времени разрешено претерпевать изменения вместе с движущейся материей — как того требует тео­рия относительности. Можно ли тогда соблюсти стро­гость, рассуждая об изменении Вселенной в каком-то одном, едином времени? Не возрождается ли ньютонов­ская абсолютность?

Да, можно. Нет, не возрождается.

Положение спасает эйнштейновский моллюскде­формирующаяся система отсчета. В каждой точке одно­родной, лишенной крупных потоков и вихрей, Вселен­ной мы вправе представить себе моллюск, неподвиж­ный относительно ближайших космических окрестно­стей — так называемые сопутствующие координаты. В них последовательность мировых событий едина. А потому каждый наблюдатель, покоящийся относи­тельно сопутствующих координат, может пользоваться собственным временем для всей Вселенной. Строение и поведение моллюска как раз и дает космологическую модель мира.