Извинение гения

Эйнштейн к решениям Фридмана отнесся ворчливо. Посчитал их неверными. Был недоволен, написал опро­вержение в журнал, где они были напечатаны.

Фридман послал Эйнштейну письмо, в котором веж­ливо спорил. Доказывал свое. Потом с Эйнштейном встретились коллеги Фридмана, советские ученые, ра­ботавшие тогда в Германии, и тоже старательно убеж­дали великого физика.

В конце концов произошло уникальное в эйнштейнов­ской биографии, хоть и закономерное событие: самокри­тичный, ироничный, чуждый важничанья и упрямства, Эйнштейн признал свою неправоту. Признал безупреч­ную верность решений Фридмана. Извинился перед Фридманом и потом во многих своих статьях ссылался на его исследование.

А как же с космологической постоянной? Дошло до того, что Эйнштейн публично отрекся от нее, как пра­ведник от бесовского наваждения. И объявил ее самой большой из всех ошибок, когда-либо им совершенных.

После этого три фридмановские модели Вселенной — конечная пульсирующая, бесконечная сжимающаяся и бесконечная расширяющаяся — начали жизнь в науке.

Сразу встал вопрос: какой из моделей отдать пред­почтение, какая ближе к реальности?

Дилемма решалась на основании конкретных наблю­дений и вычислений.