О чем пришлось умолчать

Вот так — торопливо, скомканно — я сообщил вам о начале Метагалактики и некоторых сопутствующих идеях. Достоверно, видимо, лишь то, что мир, ныне спо­койный, около десяти — пятнадцати миллиардов лет то­му назад был исполинским, практически мгновенным взрывом. Взрывом не разрушения, а созидания — сози­дания современной природы.

Этим, пожалуй, исчерпывается общепризнанное в создаваемой сейчас истории природы. Остальное — толь­ко предположения.

Метагалактическая космогония пока пробует силы. В арсенале ее еще много условного. Кое-кто из ученых считает ее поэтому спекулятивной, плохо обоснованной. Но фундамент ее надежен. Этот фундамент — космоло­гические выводы теории относительности и физика мик­ромира — поставлен на почву твердых фактов. Поэтому даже ворчуны и скептики из научного мира не отма­хиваются от космогонических идей и серьезно их об­суждают. Поле же для дискуссий тут необозримо.

Многие из идей мне пришлось опустить. Например, не нашлось места рассказу о сверхзвездах — исполин­ских источниках лучистой энергии, которые находятся от нас в миллиардах световых лет. Быть может, некото­рые сверхзвезды — это древнейшие сгустки «дозвездной» материи, «слепившиеся» из вещества, едва остыв­шего после первичного взрыва. Если так, то мы не толь­ко «слышим по радио», но и видим (разумеется, через хороший телескоп) величественную картину раннего дет­ства Метагалактики.

Ни слова не сказано и о проблеме «устройства» пустоты, об античастицах и антимирах, ставших сегодня модной темой салонных разговоров и даже стихов. Оправдываюсь вескими причинами. Во-первых, для более или менее вразумительного рассказа тут понадобился бы тонкий разбор премудростей физики микромира, что за­ставило бы вдвое увеличить объем этой книжки (а ре­дактор и так недоволен, что она вышла слишком тол­стой). Во-вторых, указанные идеи много раз описаны популяризаторами. В-третьих, уж слишком далеко ушли бы мы от исходного удивления падающему камню.

Ну, а теперь критически оглянемся назад.