Открыта или закрыта?

Итак, прикидываем массу звезд и темного космиче­ского вещества в доступном астрономическому взгляду участке мироздания, делим на объем этого участка...

Если получится больше, чем 2•10‾29 грамма на куби­ческий сантиметр, значит, мир замкнут. Всюду в нем положительная кривизна длиннейших четырехмерных световых и геодезических линий (вспомните еще раз меридианы на глобусе), ограниченное количество ве­щества и света. Из такого мира нет «выхода», хоть нет у него и границ — обитатели его находятся в положении жителей четырехмерного «шара Пуанкаре». По Фрид­ману, такая безграничная, но конечная модель, как ска­зано выше, медленно пульсирует.

Если же средняя плотность материи меньше, чем 2•10‾29 грамма на кубический сантиметр, выходит на сцену открытая модель. Кривизна длиннейших четырех­мерных геодезических отрицательна (как кратчайших трехмерных на седле или граммофонном раструбе)». И — либо сжатие, либо расширение.

Что же по этому поводу говорят астрономы?

Сегодня никто не рискует назвать достоверную циф­ру средней плотности вещества. Выходит близко к по­граничной величине, но больше или меньше ее — неиз­вестно. Еще не так давно многие склонялись все же к бесконечной модели. Плотности как будто чуть-чуть не хватало, чтобы замкнуть ее. Но в последние годы фи­зики пришли к мнению, что заметная доля мировой ма­терии существует, быть может, в форме, недоступной пока телескопам и потому выпадающей из поля зрения астрономов. Эту долю составляют неуловимые, невидимые и неощутимые частицы под названием нейтрино. Они испускаются звездами вместе со светом, пронизы­вают все и вся, мчат сквозь планеты, сквозь любые толщи вещества, почти не взаимодействуя с ним, и несут довольно значительную энергию, следовательно — и массу.

Как много их? Достаточно ли, чтобы замкнуть, огра­ничить Вселенную?

Неизвестно.

Совсем недавно отыскалась в мире еще одна неви­димая материальная субстанция — фотоны низких энер­гий (кванты сантиметровых радиоволн). Их тоже мно­го, и они всюду. Но и этот «фотонный фон» (или «реликтовый свет» — причина этого названия будет объяснена позже) еще не «взвешен» по-настоящему.

Таким, образом, остановить выбор на закрытой или открытой модели пока нельзя. Не хватает данных. Кос­мологи надеются, что их удастся раздобыть с развитием внеземной астрономии — при наблюдении Вселенной прямо из космоса, без помех земной атмосферы.

Все же вероятность замкнутости с открытием ней­трино и «фотонного фона» стала больше.