Что скажут спутники?

Луч, склонившийся к Солнцу, безмерно медленное смещение орбит Меркурия, Земли — налицо явные под­тверждения эйнштейновской теории. В скором будущем есть надежда тщательно изучить орбиты искусственных спутников, обегающих планету, и тут тоже должны объ­явиться намеки на розетки.

Быть может, удастся уловить еще одно явление, пред­сказанное Эйнштейном, но пока не подтвержденное в эксперименте или наблюдении,— зависимость земного тяготения от вращения планеты вокруг своей оси.

У Ньютона вращение не играло никакой роли. Кру­жится ли Земля, неподвижна ли — Луна притягивается ею совершенно одинаково.

У Эйнштейна иначе. Вращение придает Земле допол­нительную энергию, значит, и массу. Поэтому неподвиж­ная и вращающаяся планеты по-разному деформируют вокруг себя метрику мира. Около вращающейся Земли геодезическая линия спутника будет поэтому иной, чем около неподвижной.

Этот эффект еще тоньше, еще незаметнее. И все же физики намереваются подвергнуть эйнштейновскую тео­рию и этому строжайшему экзамену.

Здесь уместно в виде отдыха коротенькое раздумье.

Нас с вами с первых страниц этой книжки интересо­вал падающий камень.

Мало-помалу мы разобрались в его поведении, вслед за Эйнштейном свели тяготение к инерции. Но подтверж­дение нашли совсем не в камне — в световом луче, в орбите планеты.

Ну, а камень? Есть ли что-нибудь специфически эйнштейновское в падающем булыжнике?

Памятуя то, что сейчас было сказано о спутниках, я рискну ответить на этот вопрос утвердительно. Ибо спутник — не что иное, как камень, с достаточной бы­стротой выброшенный с земной поверхности. И, может быть, настанет день, когда прямо в лаборатории, в ка­ком-нибудь настольном приборе обыкновенный падаю­щий булыжник обнаружит некую фантастически кро­шечную, неправдоподобно тонкую черту своего реляти­вистского характера. Это будет значить, что и камень вместе с лучом, планетой, спутником заявит:

— Я за Эйнштейна!

Думаю, что рано или поздно физики вырвут у камня это признание. Потому что могущество эксперименталь­ных средств растет очень быстро.