Материю — по углам

Сразу же вслед за Эйнштейном (это было в 1917 году) другую модель построил его датский последователь профессор де Ситтер. Он отыскал новое решение систе­мы мировых уравнений — опять с космологической по­стоянной, но без всяких условий о состоянии и плот­ности вещества. Это было теоретическое исследование пустой Вселенной. Она тоже вышла конечной. Призрак Атласа, обернувшийся ламбда-членом, согнул ее и за­пер. Но тут вместе с пространством искривилось время. Ход часов стал замедляться с удалением от наблюдате­ля, и «на горизонте мира» полностью тормозился.

Когда прикинули, что будет с веществом, если осто­рожно внести его в пустой мир де Ситтера, уравнения дали любопытный ответ: материя сосредоточится в пе­риферийных областях пространства — времени. В центре (возле наблюдателя) ее не будет. Эддингтон заметил по этому поводу, что у де Ситтера «вещество разметено по углам Вселенной». И роль уборщика сыграла все та же искусственно привнесенная космологическая посто­янная. На сей раз призрак Атласа исполнил обязан­ности дворника!

В начале двадцатых годов обе модели подробно изу­чались. Постепенно в них обнаруживались изъяны — и те, о которых я уже сказал, и другие. В том числе глав­ный: ни Эйнштейн, ни де Ситтер не добились, оказы­вается, того, к чему стремились. Постоянства, незыбле­мости Вселенной не устроилось, несмотря на рискован­ное введение ламбда-члена.

В модели Эйнштейна равновесие мира, как выясни­лось, было очень неустойчивым, как у тарелки на острие ножа. Стоило где-то в равномерном «киселе» вещества объявиться случайному сгущению, оно обязано было расти лавиной, и мир летел кувырком, разваливался на куски.

У де Ситтера же демонстрировались печальные по­следствия — пустынная, чисто выметенная Вселенная, в которой если и есть немного вещества, то оно убрано подальше от наблюдателя и сковано кандалами веч­ности.

Все это очень и очень сомнительно. Как ни говорите, космическая материя мало схожа с киселем. Всюду комки вещества, и они, по всей видимости, не покушают­ся на стройность Вселенной. Не заметно и абсолютной пустоты. Словом, нет признаков, что модели Эйнштей­на и де Ситтера близки к реальному мирозданию.