Система подготовки научных кадров после революции

Для механики, как и для всей советской науки, перво­степенное значение имела кардинальная перестройка системы образования и организации научных исследова­ний после Великой Октябрьской социалистической революции.

Впервые в истории образование всех ступеней ста­ло доступным для народных масс. Уже в начале 20-х го­дов значительное большинство студентов — дети рабочих и крестьян. Целью воспитатель­ной работы партийных и комсомольских организаций стало фор­мирование специалиста нового типа.

Перед страной стояли трудные задачи. Развитие науки приобретало особое значение: построе­ние социалистического общества немыслимо без самого широкого использования достижений науки, освоение этих достижений должно было ускорить технический прогресс Советской страны, утверждение новой идеологии должно было основываться на критическом освоении и дальней­шем развитии научного наследия прошлого.

Наука впер­вые в истории стала приобретать общенародный характер, на ее развитие ускоряющим образом начало действовать общегосударственное планирование, постепенно становив­шееся все более важным фактором научного прогресса.

Все эти процессы находили свое выражение и в ходе развития советской механики.  В 1918 г. был создан Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ) в Москве. Дореволюцион­ная Россия не знала научных учреждений такого типа.

Впервые в стране был создан исследовательский инсти­тут с большим коллективом сотрудников, в котором ве­лись как экспериментальные, так и теоретические работы, который должен был решать как чисто научные, так и технические проблемы в обширной отрасли знаний. Ус­пех этой новой формы организации научной работы был несомненен.

Благодаря сочетанию усилий специалистов различного профиля, что обеспечивалось высоким качест­вом научного руководства, благодаря тому, что система­тически расширялся коллектив и укреплялась материаль­ная база, ЦАГИ неизменно давал важные для науки и практики результаты и воспитывал новые кадры ученых.

Уже к концу 20-х годов ЦАГИ занимал передовые по­зиции в мировой науке, а к 1968 г. число выпусков его трудов составило около тысячи — они охватывали не только все актуальные проблемы теоретической и при­кладной гидро- и аэромеханики, но и многие вопросы тео­рии упругости, сопротивления материалов и других раз­делов механики.

Формы организации работы ЦАГИ и во многом сходно­го с ним Физико-технического института, организованно­го в Петрограде, служили образцом при создании многих советских научно-исследовательских учреждений.

Конеч­но, ограниченность материальных средств и немногочис­ленность кадров в первые годы после Октябрьской рево­люции не давали возможности сразу начать широкое раз­вертывание сети научно-исследовательских учреждений.

В высших учебных заведениях перестройка учебных пла­нов и увеличение объема лабораторных и вообще прак­тических занятий, введение производственной практики требовали больших усилий профессорско-преподаватель­ского состава.

Привлечение молодежи к научной работе во все более широких размерах стали осуществлять через семинары при кафедрах — форма работы, мало распро­страненная в дореволюционное время, затем через аспи­рантуру (причем число аспирантов сразу превысило чис­ло тех, кого оставляли до 1917 г. «для приготовления к профессорскому званию»).

На кафедрах преобладали ин­дивидуальные формы работы, к тому же должно было пройти несколько лет, чтобы молодежь стала в науке на «собственные ноги». Поэтому меры, которые принимались в общегосударственном масштабе, чтобы сделать вузовскую кафедру научно-исследовательским коллективом, могли дать определенные результаты не сразу, и их воз­действие стало ощутимым примерно к середине 20-х годов.

Дореволюционная Академия наук объединяла неболь­шое число ученых и располагала очень скромными сред­ствами. Сразу организовать коллективную исследователь­скую работу в области механики в Академии наук не было возможности. Здесь тоже надо было потратить не­сколько лет для воспитания новых кадров. При Акаде­мии наук была создана аспирантура. Постепенно в Акаде­мии наук учреждались новые комиссии, в том числе по механике.

В 30-е годы приток новых сил уже позволил организовать в системе Академии наук Институт механи­ки. До середины 30-х годов ЦАГИ оставался единствен­ным научным учреждением большого масштаба в области механики, но постепенно в Академии наук СССР, на ка­федрах механики в крупных вузах, в академиях ‘наук союзных республик формировались научные коллективы в области механики, их количество и средняя численность неизменно росли. Благодаря национальной политике со­ветского государства эти коллективы возникали не толь­ко в старых научных центрах, но и в новых, на перифе­рии. Один из примеров — Тбилисская школа механиков и математиков, возглавляемая Н. И. Мусхелишвили.

Примерно к 20-летию Октябрьской революции совет­ская механика была внушительным образом представлена во всех достаточно многочисленных областях этой науки. Советские механики работали над наиболее злободневны­ми и фундаментальными проблемами (вне их внимания оставались, пожалуй, только вопросы аксиоматизации ме­ханики, имевшие чисто теоретический интерес).