Ученый, любивший учиться

Работы Алексея Николаевича — прекрасный образец стиля изложения. Он всегда следует приемам больших мастеров. Язык образный, простой, наглядный: примеры убедительны, доказа­тельства логичны — они исходят из установленного надежного фундамента классического наследия гениев физико-математиче­ских наук. Цели всех работ Крылова ясны и убедительно необ­ходимы; работы написаны для большого круга лиц, двигающих вперед технику. Этим работам предстоит большая творческая жизнь, на этих работах будут учиться многие поколения меха­ников. Конечно, полное, отчетливое понимание исследований Алексея Николаевича требует и терпения, и сообразительности, но в его работах нет той аффектации узкого специалиста, который пишет свои сочинения для десятка человек в мире. Широта на­учных воззрений, знание различных сторон подлинной, настоящей жизни и подчинение человеческому разуму новых ее областей — вот доминирующее направление всей научной работы академика Крылова. Самобытность и оригинальность изложения, убедитель­ность и кристальная прозрачность логики суждений делают фи­гуру А. Н. Крылова, ученого, изобретателя и инженера, как-то по-особому обаятельной и могучей.

Алексей Николаевич Крылов всю свою жизнь настойчиво учился, причем он всегда обращался к классическим образцам. Эта любовь к изучению творений великих людей прошлого побу­дила его перевести и прокомментировать гениальное произведе­ние И. Ньютона «Математические начала натуральной философии». В предисловии к этому сочинению Алексей Николаевич пишет: «Начала натуральной философии» Ньютона составляют незыблемое основание механики, теоретической астрономии и фи­зики. Лагранж назвал это сочинение «величайшим из произведе­ний человеческого ума», поэтому само собой ясна та польза, ко­торую всякий может извлечь из изучения этого произведения. «Я придерживался латинского текста издания 1871 года и, пере­ведя его сперва почти подстрочно, неоднократно перечитывал и исправлял этот перевод так, чтобы при точном сохранении не только смысла подлинника, но и самых слов автора достигнуть правильности и гладкости русского языка». Этот перевод Алек­сей Николаевич снабдил более чем 200 подробными примечания­ми, которые переводят синтетические доказательства Ньютона на язык современного дифференциального и интегрального исчис­лений, а также дают трактовку некоторых теорем Principia дру­гими великими учеными. Благодаря работе А. Н. Крылова рус­ский читатель получил возможность изучать в подлиннике одно из выдающихся мировых сочинений по механике. «Своим перево­дом книги Ньютона и обширным комментарием к нему Алексей Николаевич создал ценность непреходящего значения для всей русской физико-математической культуры. Он дал нам издание Ньютона, равного которому не знает никакая страна. У англичан есть только подстрочный перевод, сделанный Моттом в год смер­ти Ньютона. У французов есть перевод, исполненный маркизой дю Шатле, он издан (1759) через 10 лет после ее смерти, с длин­ным комментарием, ею самой написанным и просмотренным А. Клеро. Но это библиографическая редкость. К тому же стиль перевода — гладкий стиль эпохи Людовика XV — совершенно да­лек от того особенного, жесткого языка Ньютона, который сумел схватить только Крылов. Этот перевод— наша национальная гордость и богатство, это высокий памятник трудолюбию и ис­кусству Алексея Николаевича» [В. И. Смирнов, Ю. А. Шиманский и Н. И. Идельсон, Очерк жизни и деятельности А. Н. Крылова, в Собрании трудов акад. А. Н. Крыло­ва, т. 1, ч. I, 1951, стр. 35].

Алексей Николаевич много лет преподавал курс теоретиче­ской механики в высших технических школах нашей страны. Он считал, что для хорошего усвоения механики необходима более глубокая подготовка по математике и что начинать курс теоретической механики следует с раздела «Статика». Основные поня­тия механики и ее основные законы следует излагать менее дог­матически, чем это обычно делают; здесь нужно подражать изло­жению великих механиков Ньютона, Эйлера и Лагранжа. Сле­дует излагать механику как естественную науку, обращая особое внимание на те понятия (понятия массы, инерции, силы), кото­рые устанавливаются экспериментально. А. Н. Крылов считал более правильным излагать механику в скалярной, а не вектор­ной форме.

«Отличительной особенностью А. Н. Крылова, как педагога, является умение его ясно и наглядно представить слушателям сущность каждой рассматриваемой задачи или явления, отделить главное от второстепенного, сосредоточить внимание на главном и требовать доведения решения каждого рассматриваемого во­проса до численного примера. Помимо требования от слушателей необходимого знания ими предмета, он уделял большое внима­ние развитию у них уменья пользоваться методами и средствами математического анализа для решения практических технических задач» [Статья чл.-корр. Академии наук Ю. А. Шиманского «Академик Алексей Николаевич Крылов», «Вестник Академии наук СССР», 1943, № 7—8].

Советское правительство высоко оценило научную и техниче­скую творческую деятельность А. Н. Крылова. В 1938 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки и техники и вручен высший орден нашей страны — орден Ленина. В 1941 году за работы по теории девиации компасов и гиро­компасов Алексею Николаевичу была присуждена Государст­венная премия.

13 июля 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «За выдающиеся достижения в области математических наук, теории и практики отечественного кораблестроения, много­летнюю плодотворную работу по проектированию и строительст­ву современных военно-морских кораблей, а также крупнейшие заслуги в деле подготовки высококвалифицированных специалис­тов для Военно-Морского Флота» А. Н. Крылову было присвоено звание Героя Социалистического Труда и вручены орден Ленина и золотая медаль «Серп и Молот».

Алексей Николаевич Крылов — один из классиков русской механики.